«Ельск некогда был еврейским местечком» — пишет Белла Капуста в книге «В мое сердце стучится память»

История газеты Культура Общество

У каждого из нас в памяти хранятся дорогие нашему сердцу воспоминания, эпизоды из прошлой жизни. Не каждый ими делится даже со своими близкими. А вот еврейская писательница Белла Капуста, проживающая в г. Ельске, живо описала все в книге «В мое сердце стучится память».

Белла Капуста

«Ельск некогда был еврейским местечком, – пишет в своей книге Белла. – На нашей улице 9 Мая в основном жили евреи: Розманы, Вольфманы, Надельманы, Фридманы, Нейстетеры…

Наша соседка бабушка Хайка Ревзина, добродушная, гостеприимная женщина. Она пекла очень вкусные сдобные пироги и всегда угощала, когда мы, дети, к ней заходили.

В Ельске проживали Вайнблаты, дедушкины двоюродные братья, Фрайманы, Лейвины, Мазуры, Кравец, Котики, Гольдины, Щукины, Чарны, Вайсманы, Рыбаки, Зарецкие и другие.

Синагоги в Ельске не было. Когда я была маленькой, по субботам и праздникам ходила с бабушкой и тетей Полей в молельный дом. В одной комнате стоял Свиток Торы, и там молились мужчины, женщины сидели в другой комнате. Иногда приезжал раввин.

Запомнился эпизод из детства. Был какой-то осенний праздник. Приехал в Ельск раввин из Калинковичей. Высокий, статный, с бородой. Мужчины и раввин молились в зале, женщины сидели в прихожей, а дети гуляли во дворе. Сначала я сидела с бабушкой и с трепетом слушала, как молился раввин. В моих глазах это был необыкновенный человек, и мне захотелось как-то проявить к нему свое уважение и восхищение.

Во дворе у хозяев молельного дома возле забора росло много осенних хризантем. Я нарвала букетик цветов и подарила их раввину, когда мужчины закончили молиться. Раввин посадил меня на колени, и мы разговаривали с ним на идише.

Улица Козинцева – одна из старейших в г. Ельске

Мама не ходила в молельный дом. Она, советский учитель, не могла себе этого позволить. Но мама всегда была верующей, соблюдала обычаи и традиции своего народа. Рискуя потерять работу, замуж выходила в Овруче под хупой. Потом жила с отцом в Магнитогорске. Но семейная жизнь не сложилась, и родители развелись. Мама вернулась в Ельск. Работала учителем, затем методистом и директором заочной школы. Человек очень активный, она много занималась общественной работой. Хорошо пела и танцевала. Участвовала в художественной самодеятельности, когда училась в институте и когда работала в вечерней школе. Мама беспредельно добрая и отзывчивая, приветливая и гостеприимная хозяйка.

Она всегда принимала и принимает активное участие в жизни еврейской общины, навещает одиноких больных людей. По ее ходатайству огородили старое еврейское кладбище, покрасили забор, вырубили кустарники вокруг… Отремонтировали ворота и забор на новом еврейском кладбище. Более двух с половиной лет мы добивались, чтобы увековечили память погибших евреев, похороненных в братской могиле (в Ельском районе в годы войны погибло много евреев). Из бюджетных средств на могиле поставили черный мраморный памятник, надпись сделали, как мы просили, поставили оградку, обложили плиткой.

Слева от универмага – здание старой аптеки

Мы благодарны всем за память о невинно убиенных женщинах, стариках, детях»…

А вот что Белла Капуста пишет о войне:

«Когда началась война, дедушка ушел на фронт. Мама всегда вспоминает со слезами на глазах время прощания со своим отцом. 22 июня 1941 года его вызвали в военкомат. Мужчин собрали, а вечером дедушку отпустили попрощаться со своей семьей. Он пришел домой всего на несколько минут (можно представить, что пережили мои близкие в минуты расставания). Моя мама провела дедушку до стадиона. Он очень спешил на сборный пункт.

Потом были неутешительные сводки Совинформбюро. Немцы стремительно наступали. Тетя Поля (Перл – бабушкина сестра), бабушка и дети вместе с другими евреями-односельчанами отправились пешком в сторону Хойников. На подводах ехали немощные и маленькие дети. До Хойников дошли, переночевали и поняли, что пешком далеко не уйдешь. Вернулись домой. Когда немцы стали приближаться к Ельску, появилась возможность на товарном поезде уехать на восток, в глубь страны.

Вся семья эвакуировалась в Мордовию, в село Константиновка. Там все работали в колхозе. До сих пор у нас сохранились потрепанные справки, свидетельствующие об этом. Пять месяцев прожили в Мордовии. Но оттуда пришлось уехать в Новосибирскую область. Работали в колхозе «Искра» Каргатского района. Квартировались в помещении бывшего сельсовета. Здание было холодное. Топили дровами. Там моя мама научилась пилить и колоть дрова.

Мама часто вспоминает то время. Работали в колхозе, но на трудодни ничего не получали. Урожая не было. Голодали. Летом питались лебедой и крапивой. Многие умирали от голода. В эвакуации умерли дедушкины родители.

Младший дедушкин брат Нысул погиб в Ельске. Он был в партизанском отряде. Из лесу шел в родную деревню Богутичи за продуктами для партизан. Кто-то выдал его немцам. Во время облавы немцы прострелили ему ногу. Раненого повезли на казнь в Ельск. Где он захоронен, неизвестно…

Давно нет в живых и маминого младшего брата Мотика. В Ельске перед армией он работал фотографом. Мотик всегда был душой любой компании. Его любили одноклассники и друзья. Красивый, стройный, озорной. У него был прекрасный голос, похожий на голос Сличенко. Мотик хорошо танцевал. Он был любящим братом. И мы с мамой его очень любили…

Мамин старший брат Миша работал до пенсии сапожником в Ельске. Женился на сироте. Она работала в детском саду. У них две дочери. Сейчас Миша живет в Израиле. Дедушка Миша гордится своими детьми и внуками. У них очень дружная семья».

Интересно описывает в своей книге Белла Капуста еврейские традиции:

«Ханука – еврейский праздник – это еще и день рождения моей бабушки Ришки. На столе горят ханукальные свечи. А бабушка жарит румяные хрустящие картофельные латкеc. Жаренные в русской печке, они имеют особый вкус, да еще, если их готовит бабушка. Она среднего роста, стройная не по годам, с добрыми серыми глазами. Как и подобает еврейской женщине, всегда в платочке. Сильные, натруженные руки. Сколько работы пришлось им переделать за долгую и трудную жизнь!

Бабушка, получив специальность швеи, работала в Мозыре. Там она познакомилась с моим дедушкой Хаимом. Он уроженец д. Богутичи Ельского района Гомельской области. После замужества бабушка проживала с ним в Богутичах. Там родились сын Миша и дочь Мария (моя мама). В 1935 году их семья переехала жить в Ельск…»

Подготовила Жанна Найман



1 комментарий по теме “«Ельск некогда был еврейским местечком» — пишет Белла Капуста в книге «В мое сердце стучится память»

  1. Насколько я знаю Мария Ефимовна была зачем вечерней школы.

    Рейтинг комментария:Vote +10Vote -10

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *