В учительской семье Дворак из аг. Кочищи Ельского района свято хранят память о близких, переживших страшные испытания во время Великой Отечественной войны

75 лет Великой Победы Общество Проект "НГ": Вспомним всех поименно

Нет, пожалуй, в Беларуси семьи, которую не задела бы своим черным крылом война. Так, в учительской семье Дворак из аг. Кочищи свято хранят память о близких, переживших страшные испытания во время Великой Отечественной войны, а также о тех, кто стал жертвой кровавого молоха.

– Во время войны фашистские каратели сожгли мою родную деревню Сизаны, загубили 15 мирных жителей, среди которых был и мой дедушка Яков Степанович Холодович, – рассказывает Ольга Дворак. -– К сожалению, я мало что знаю о своем дедушке. Бабушка рассказывала, что немцы и полицаи повыгоняли людей из домов, женщин и детей отделили, а мужчин расстреляли. Она всю жизнь оплакивала своего мужа…

Полную трагизма историю рассказал о своей семье ее супруг Валентин Константинович:

–  Мой отец, Дворак Константин Федорович, родился в 1913 году в Добрыне. В 1935 году был призван в Красную Армию. Воевал в финскую кампанию, был ранен… Лечился в ленинградском госпитале, затем поправлял здоровье в одном из санаториев Кавказа. Перед войной его перевели в Западный округ, в приграничный район, прилегающий к г. Белостоку (п. Ломжа).

На рассвете 22 июня 1941 года на границе завязался бой. Все думали, что это учения, – никто не хотел верить, что началась война. Когда стало очевидно, что гитлеровские войска пересекли границу СССР, военным удалось собрать свои семьи и погрузить в эшелон. Папа и нас с мамой отправил, как он думал, в тыл (мама была в положении, а мне исполнился только один год). Но мы не доехали даже до Белостока – эшелон разбомбили немецкие самолеты. Выжили немногие…

По рассказам мамы, мы прошли все круги ада. Прятались на польских хуторах, на одном из которых в феврале 1942 года мама родила мою сестру Алину (сейчас она живет в Осиповичах). Однако нам не удалось избежать фашистского плена и концлагеря, из которого нас освободили только в апреле 1945 года. В родной Добрынь, где нас ждали бабушка, дедушка и брат мой старший, добрались 11 мая памятного победного года.

Отец мой, Константин Федорович Дворак, долгое время считался пропавшим без вести. Его, лейтенанта Красной Армии, боевой путь в самом начале войны был омрачен горестью поражений и отступлений. В составе 310-го стрелкового полка 8-ой стрелковой дивизии Западного фронта его подразделение отступало с боями на восток. В районе Новогрудка наши войска попали в окружение. Отец разделил людей на небольшие группы и приказал прорываться к своим. После прорыва шли по лесам, так как впереди все населенные пункты были заняты неприятелем. Обессиленные, голодные бойцы попросили на одном из хуторов поесть. Хозяйка усадила их за стол, а тем временем отправила сына за жандармами. Отца и его товарищей схватили и после долгих мучений отправили в концлагерь, где он находился до 1944 года. За время пребывания в плену трижды пытался бежать, и каждый раз его ловили и жестоко избивали.

После освобождения из плена отец восстанавливал железнодорожную ветку на Чегдомын (рабочий поселок в  Верхнебуреинском районе Хабаровского края России), строительство которой было прервано войной.

В 1949 году вернулся в Добрынь, где его ждала мама с детьми. Спустя какое-то время родители купили дом в Головчицах, и мы переехали туда, но потом вернулись в Добрынь, на малую родину, где отец умер в 1962 году.  Но он всегда будет жить в моем сердце.

Жанна Найман

Фото из семейного архива В.К. Дворак

 



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *