Кто и как реабилитирует нацизм в Беларуси?

Актуальное Есть мнение

Методика реабилитации

Почему молодчики с татуировками и нацистской атрибутикой — лишь ширма для тех, кто пытается реабилитировать нацизм, пишет Юрий Терех на портале sb.by.

В 1921 году небезызвестный Бенито Муссолини основал Национальную фашистскую партию, чем создал обширнейшее поле для споров историков и философов на ближайшее столетие. Никаких свастик и всей той атрибутики, которую сейчас принято считать фашистской, еще не было. Тогда на национальных цветах Италии была связка прутьев, та самая фасция, и топор с головой льва на вершине топорища. Символику позаимствовали у римской республики, а название произошло от слова fascis (итальянское fascio (фашио) — «союз»). Но надо признать, что тренд будущей идеологии нацизма задали именно в Италии.

А позже к власти в Германии пришли национал-социалисты во главе с Адольфом Гитлером, и вот уже они сделали нацизм законченной идеологией. Но это все еще были цветочки, идеология созрела и громыхнула по всей планете Второй мировой войной, и тогда уже все осознали, что такое нацизм и во что он может вырасти.

Вариации на тему

Почему-то нацистов начали называть фашистами, слово превратилось в некий собирательный образ, обобщенное определение крайне правых идеологий, а чуть позже — практически в ругательство. Точку в этой истории поставил Нюрнбергский процесс, именно тогда и прекратил существование тот самый, если можно так выразиться, «изначальный» нацизм, тот, из которого и выросла Вторая мировая. Все похожие идеологии, возникшие впоследствии, — это уже неонацизм. Почему так? Да просто чтобы разделять явления: вот у нас был нацизм, его осудили и уничтожили, а все остальное — это уже новодел. Даже если некое движение объявляет себя преемником и идейным продолжателем Национал-социалистической немецкой рабочей партии, это все равно неонацизм. В одну реку дважды войти нельзя, нацизм давно уничтожен, и возродить его невозможно, мертвые не воскресают… Но вот наследственные черты у его отпрысков проявляются с завидной регулярностью, причем в самых различных вариациях.

Так почему в таком случае уголовная ответственность в нашей стране введена именно за реабилитацию нацизма? И что это вообще означает, кто его реабилитирует и как, если он уже мертв? Какое отношение к этому имеет неонацизм? Давайте разбираться.

Сразу замечу, подавляющее большинство неонацистских движений обычно с настоящим нацизмом из общего имеют только символику, да и то не всегда. Ну согласитесь, странно быть белорусским неонацистом, притом что планы настоящих нацистов предполагали уничтожение части нашего народа. Да и с «арийской расой» у нас тут, прямо скажем, некоторые сложности имеются. Вот и приходится неонацистам выкручиваться, изменяя изначальные постулаты нацизма. Иначе пришлось бы самих себя уничтожать по заветам дедушки Гитлера.

Фанаты и идейные

В Беларуси неонацисты традиционно существовали в фанатском движении, впрочем, и их противники по массовым дракам — тоже. Вообще, с учетом того, какая трагедия выпала на долю нашего народа в Великой Отечественной войне, неонацистское движение у нас всегда было достаточно скудным и могло бы полностью деградировать, если бы не один нюанс, но об этом позже. Пока — о ситуации в целом.

Так вот, расстановка сил в целом такая: неонацисты в основном участвуют в фанатском движении ФК «Динамо-Минск» и разделены на несколько отдельных группировок. Самая старая — Lads 82, в настоящее время ее численность составляет около 50 человек, часть актива ушла в группировку «Отступники», у них уже около 100 членов. Далее идет Generation Ultras с примерно 40 членами. Formation 7 — около 50 членов. Вышеперечисленные в основном используют идеологию неонацизма как повод для массовых драк, а символику — для антуража и как знаки различия. Но есть и чуть более идейные, например, Blue-White Will с сотней человек в активе, и вот эти уже действительно выступают за расовую чистоту и связаны с политизированными националистическими движениями, такими как «Правый альянс».
Современным предателям можно будет гордиться дедами-полицаями, говорить, что они не предали Родину и свой народ, а боролись с коммунистами. Мало того, можно будет переписать историю таким образом, что хозяева реабилитирующих нацизм деятелей предстанут в совершенно ином свете, как это уже произошло в ряде соседних государств. Именно для этого и пытаются выбить кирпичи из стены народной памяти, поменять отношение, ослабить, а потом и разрушить. И делают это уже очень давно.

Это практически весь состав наших неонацистов. Притом что большинство участвуют в этом всем исключительно ради массовых драк с фанатами ФК «Партизан» (бывший МТЗ-­РИПО), представляющих так называемых «АнтиФА», а атрибутика и идеология там в основном просто для антуражу. Мало того, с учетом специфики контингента их с завидной регулярностью сажают или они сами разбегаются по соседним странам, из-за чего численность группировок постоянно снижается. Те же Lads 82 начинали с 300 человек, а сейчас их в шесть раз меньше. В общем, угнетает ­ГУБОПиК неонацистов нещадно. И это все давно бы выродилось в обычные бойцовские клубы по интересам, тем более что перед драками они оговаривают время проведения и состав участников, к вопросу подходят с некоей долей администрирования, чтоб всем интересно было… Но есть один катализатор, который не дает окончательно угаснуть неонацизму в нашей стране.

И катализатор этот, как несложно догадаться, — соседняя Украина. Там неонацистские движения цветут буйным цветом, никто их рост не ограничивает, и ситуация в стране уже зашла настолько далеко, что неонацисты начали представлять из себя политическую силу. И материальная база там гораздо солиднее: финансирование, государственная поддержка, тренировочные лагеря, амуниция. И само собой, белорусские неонацисты частенько там бывают, смотрят, учатся, завидуют…

Такой полюс притяжения просто не может не оказывать влияния на подобные группировки и в нашей стране. Идеологическая подпитка идет именно оттуда, но, повторюсь, даже несмотря на все эти факторы, настоящих идейных неонацистов в Беларуси менее двухсот. Все же у нашего народа есть прививка от этого явления.

Впрочем, некоторые даже умудрились влезть в якобы мирный либеральный протест, самый наглядный пример — Павел Кулаженко, более известный как EXOMON. Пользуется уважением у наших доморощенных неонацистов, поздравлял всех причастных с очередной годовщиной создания дивизии «Галичина» и в целом весьма коричневых взглядов. Это именно он был в числе группы заговорщиков, готовящих государственный переворот и покушение на Александра Лукашенко. Проживает, правда, в США, что и позволило ему избежать задержания. Мне бы очень хотелось рассказать об инициативах в Беларуси, которые Кулаженко курирует, но, к сожалению, есть некоторые законодательные ограничения, не позволяющие это сделать…

Является ли деятельность всех этих людей и формирований реабилитацией нацизма? Очень опосредованно. Это всего лишь осколки идеологии, долетевшие до нас сквозь время. По большому счету, это что-то вроде карго-культа. Просто форма без содержания. И эта форма ничуть не лучше настоящего нацизма, где-то даже хуже, но настоящий враг не там… Все эти молодчики с татуировками и нацистской атрибутикой всего лишь ширма для тех, кто действительно пытается реабилитировать нацизм. Они просто удобная дымовая завеса, хоть сами этого и не осознают.

Нацизм с человеческим лицом

Вот мы и подошли к настоящей реабилитации нацизма.

Понимаете, нельзя просто обвешаться свастиками и ходить по улицам с криками, что нацизм — это хорошо. Так не сработает, действуют тут гораздо тоньше, и процесс реабилитации нацизма рассчитан на годы. Это незаметное, очень мягкое влияние на общество, направленное на изменение отношения людей к историческим событиям, переоценку добра и зла и переосмысление аксиом.

Приведу три примера, с которыми сталкивался лично.

В августе 2019-го, примерно за полгода до вступления в силу поправок в УК Республики Беларусь по вопросам реабилитации нацизма, на сайте телеканала «Белсат» вышла статья некоего Александра Гелогаева «Скальпель с небес: когда и как родились ВДВ в мире и в Беларуси». В статье транслировалась мысль, что первые белорусские десантники принесли присягу не ­СССР, а Беларуси 8 июня 1941 года и уже 22 июня десантировались в тыл советских войск и начали бороться против большевиков. То есть воевали как бы не за нацистов, а против большевиков. И получается, что такие организации, как Союз белорусской молодежи, официально использовавший бчб-символику, по сути аналог гитлерюгенд с поправкой на нацию, — это уже не совсем нацистская, а чуть ли не патриотическая организация. Ну а то, что учреждена эта организация была нацистами на оккупированных территориях, мол, не так уж и плохо, они же эти территории от большевиков очистили… Тогда любителю нацистов ответил заместитель председателя республиканского совета Белорусского общественного объединения ветеранов генерал-майор Люциан Станиславович Суринт, первый командующий силами специальных операций Вооруженных Сил. Теперь же за подобные публикации предусмотрена уголовная ответственность.

А вот еще отличный пример есть… От портала, который имеет все шансы в самое ближайшее время стать экстремистским. В январе 2020 года на TUT.BY вышел материал о Герое Советского Союза Александре Маринеско. Том самом Маринеско, который потопил лайнер «Вильгельм Густлофф», где находился цвет немецкого подводного флота, курсанты-подводники и некоторое количество гражданских. Корабль был вооружен, перекрашен и по всем законам являлся военным кораблем. Его уничтожение нанесло огромный ущерб немецкому подводному флоту, в первую очередь потерями личного состава и обучающихся курсантов. Но TUT.BY рассказал нам совсем не об этом, а о том, что Маринеско был человеком не очень дисциплинированным, любил выпить, из-за чего периодически попадал в неприятные ситуации. Корабль он потопил почти случайно, стрелял с очень близкой дистанции и в целом поступил не очень хорошо, ведь на судне были гражданские лица… Вот только TUT.BY забыл упомянуть, что посадили Маринеско за то, что он по собственной инициативе раздавал нуждающимся неучтенные торфяные брикеты, а после его полностью реабилитировали. Мертвый за себя ответить уже не может, вот и пользуются этим обстоятельством нечистоплотные порталы. И это заход уже с другой стороны, очернение наших героев, выставление нацистов невинными жертвами.

Людям стараются показать, что, мол, нацисты тоже были людьми, а мы их убивали. А вот тот факт, что напали на нас и уничтожали наш народ, как-то отходит на второй план. Между жертвой нападения и нападавшими пытаются для начала поставить знак равенства. И то, что мы защищались, убирают на второй план, а иногда и вовсе забывают упомянуть. Делают войну равной и справедливой, по сути ставя нацистов на один уровень с нами.

Совсем не просто так именно сейчас начали официально расследовать геноцид нашего народа. Не на пустом месте были внесены в законодательство изменения, не случайно усилена ответственность за подобные преступления. Надо ведь что-то противопоставлять все возрастающему давлению желающих реабилитировать нацизм.

Ну и последний пример — персональная героизация. В марте этого года художник Алесь Пушкин экспонировал на выставке своих работ портрет Евгения Жихаря, успевшего вступить в упомянутый выше Союз белорусской молодежи, а впоследствии и в специальное разведывательно-диверсионное подразделение абвера «Дальвитц» (Luftlandebataillon zur besonderen Verfügung Dallwitz), укомплектованное белорусскими предателями и коллабора­ционистами. Выставил он его портрет на фоне двух бчб-флагов и в окружении их же, произнес проникновенную речь о том, что… Я, пожалуй, процитирую: «Напрыклад, партрэт Яўгена Жыхара. Гэта чалавек, якi з беларускага супрацiву. Аналаг тых выклятых жаўнераў у Польшчы. I вам тут вельмi актуальна гэта ведаць, бо ў вас вялiкiя зараз палiтычныя пературбацыi i спрэчкi наконт Саюза палякаў у Беларусi. I таму сёння на гэтай пляцоўцы выстаўляю нашага беларускага патрыёта Яўгена Жыхара, якi на Глыбоччыне да 1956 года змагаўся з бальшавiкамi». Сказал он это и буквально через пару дней был задержан в рамках уголовного дела за «совершение умышленных действий, направленных на реабилитацию и оправдание нацизма» по части 3 статьи 130 УК, а центр, где была выставка, закрыли по требованию прокуратуры. Гелогаеву из первого примера повезло гораздо больше, законодательство постоянно совершенствуется, и если пару лет назад такой поступок еще мог сойти с рук, то теперь все стало гораздо строже.

История под разными соусами

Таких примеров сотни. Реабилитация нацизма идет уже очень давно, и дело поставлено на поток. Очень мягко, постепенно людям пытаются навязать другое видение истории. Так для чего это все нужно? Зачем делать героев из преступников, зачем забывать о трагедии, зачем рисовать нацизму человеческое лицо?

Причин множество, и у всех они свои… Виновные в той войне хотят самих себя убедить, что не такими уж плохими они были…

Ну а нашим деятелям надо как-то доказать обществу, что полицаи, убивавшие белорусов под бчб-флагами, на самом деле были патриотами и не помогали нацистам, а просто боролись с коммунистами. А нацисты, которым они служили, тоже были людьми в целом приличными и зла никому не желали… Отсюда и рождаются поговорки про «пили бы сейчас баварское». А вот истории про концлагеря, про мыло из людей и матрасы из человеческих волос, про массовые захоронения и миллионы жертв как-то неловко замалчивают. Ведь если нацизм удастся реабилитировать, можно будет опять достать запачканную коричневым бчб-тряпку и гордо ею размахивать.

Современным предателям можно будет гордиться дедами-полицаями, говорить, что они не предали Родину и свой народ, а боролись с коммунистами. Мало того, можно будет переписать историю таким образом, что хозяева реабилитирующих нацизм деятелей предстанут в совершенно ином свете, как это уже произошло в ряде соседних государств. Именно для этого и пытаются выбить кирпичи из стены народной памяти, поменять отношение, ослабить, а потом и разрушить. И делают это уже очень давно.

Совсем не просто так именно сейчас начали официально расследовать геноцид нашего народа. Не на пустом месте были внесены в законодательство изменения, не случайно усилена ответственность за подобные преступления. Надо ведь что-то противопоставлять все возрастающему давлению желающих реабилитировать нацизм. А давление это очень сильное и одновременно мягкое. Это как огромная мозаика, в которой постепенно заменяют фрагменты, чтобы со временем получить совершенно новое изображение. Подход тут нужен такой же комплексный, как и у тех, кто нацизм пытается реабилитировать. Этот удар нацелен на нашу национальную память. На нашу историю, на память о нашей трагедии. Но я верю, что, пока Беларусь помнит, реабилитировать нацизм в нашей стране не получится.

Автор: Юрий ТЕРЕХ

Рисунки Олега КАРПОВИЧА


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *